Отрывок из книги "Давайте поиграем в нарды!", часть 2 (2016).

 

КОМУ КНИГА БУДЕТ НЕ ИНТЕРЕСНА?

 

      Трем категориям граждан книга будет не интересна. Каким? Первая – это те, кто не интересуется играми в принципе. Вторая – это те, кто зарабатывает игрой в нарды (играют на деньги, одним словом). Третья – это профессиональные нардисты. Если с первыми двумя категориями понятно, то почему третьей категории книга будет не интересна (не всем, конечно, но подавляющему большинству)? Этот человеческий феномен заслуживает отдельного рассмотрения.

      Дело в том, что профессиональные игроки, добившихся высоких результатов на соревнованиях, как правило, очень консервативны и скептически относятся ко всему, что касается изменения в правилах в тех играх, в которых они добились своих успехов. Данный феномен относится не только к нардам, но и к другим играм. Здесь просто напрашивается пример с Михаилом Моисеевичем Ботвинником (1911-1995). Этот, вне всякого сомнения, выдающийся человек являлся не просто шестым чемпионом мира по шахматам – он, если быть точным, являлся трехкратным чемпионом мира, так как, однажды завоевав самый высокий титул, два раза его терял, но смог два раза вернуть (выиграв у Смыслова и Таля). Такого успеха не смог повторить более никто из шахматистов.

        Ботвинник являлся основателем советской шахматной школы – лучшей школы мира второй половины ХХ века. Заслуги Ботвинника в области шахмат огромны и не подлежат сомнению. Тем не менее, один потрясающий факт из его биографии всё же есть – Ботвинник наотрез, почти в категоричной форме, отвергал игру с ограниченным временем. Это удивительно, но так. Ботвинник не раз заявлял, что игра с укороченным временем лишена всякого смысла, и его в этом не могло даже поколебать то, что многим шахматистам нравилась такая игра, к числу которых относился, к примеру, седьмой чемпион мира Михаил Таль.

       Неужели Ботвинник не понимал, что игра в блиц – это отдельное и очень интересное направление в шахматах? Почему Ботвинник так упорно отрицал блиц? Причина кроется в человеческом феномене, который объясняется следующим принципом – всё, что у меня плохо получается, это не имеет значения, а вот там, где я чего-то добился, только это и имеет значение.

      Как должен был поступить Ботвинник? Хотя бы примерно так: «Ребята, честно скажу – в блиц я играю не важно, а если быть точнее – хуже многих из вас, поэтому и не играю. Но сам блиц – это, вне всякого сомнения, очень интересное и перспективное направление в шахматах. Я за то, чтобы по блицу проводились отдельные чемпионаты мира!» К сожалению, человеческая психология так устроена, что на такое способен далеко не каждый. А ведь история шахмат подтвердила, что Ботвинник все же был не прав: с 2001 года стали ежегодно проводиться отдельные чемпионаты мира по «активным шахматам» (с контролем времени по 15 минут).

        Интересно, а как бы отнесся Ботвинник к проведению чемпионатов по «Шахматам Фишера» или, что лучше, по «Боевым шахматам»? (Последний вариант автор настоящей книги считает самым увлекательным.) Скорее всего резко отрицательно, а ведь эти направления сегодня считаются самыми перспективными в области шахмат, так как в них исключается огромная библиотека дебютов – то, что является самым главным препятствием для популяризации современных классических шахмат. Достаточно сказать, что к началу XXI века теория дебютов оказалась настолько исследована, что у гроссмейстеров собственно игра начинается лишь после 20-30 хода. В таких случаях так и хочется воскликнуть: «Господа, чтобы не тратить время зря, может пора вводить уже табии, как это было когда-то при Шатрандже?» (Табии – это готовые позиции, возникающие после 20-30 ходов; они были введены по причине того, что фигуры в «Шатрандже» были очень медлительны, из-за чего тратилось много времени до начала «активной» игры.)

      К чему это все сказано? Человеческая психология, оказывается, такова, что всякое новое обычно отвергается, и отвергают в первую очередь те, кто добился высоких результатов по классическим правилам.

     Весьма интересно, как отреагировали в России на появление первой части «Давайте поиграем в нарды» ряд ведущих игроков в нарды. Автор отправил книги нескольким известным игрокам (книги были отправлены бесплатно, так как, что скрывать, автор надеялся получить с их стороны хоть какую-то помощь), но прошло больше года, и во всех случаях даже элементарные слова благодарности за отправленные книги по е-майлу не поступили. Это означает одно из двух: либо книга бездарна (вполне возможно, и здесь трудно спорить – это покажет время), либо профессиональные нардисты чересчур консервативны – настолько, что не понимают важности этих книг в деле популяризации нард. Но если последнее верно, то это еще раз показывает, как и в случае с Ботвинником, что порою самое лучшее и перспективное отвергается в первую очередь профессионалами классических игр.

      Исходя из этого, можно сделать вывод – книги серии «Давайте поиграем» не предназначены для игроков высокого класса, эти книги для обычных людей, для которых игры являются не средством заработка или повышения ежемесячного рейтинга, а в первую очередь средством отдыха души. Автору могут возразить, что он зря «выносит ссору из избы». Никакой ссоры нет (как и диалога, впрочем) – одна констатация фактов, которая весьма любопытна и поучительна с точки зрения познания человеческой души. Так и хочется сказать по Михаилу Зощенко: «Преинтересный эпизод, честно говоря».

       Но, что радует и дает силы на будущее, есть и настоящие поклонники игр – это те, которые, приобретя книги, затем благодарили. Значит, не зря написана книга. Как говорят у артистов, если хотя бы один зритель встал и зааплодировал, то спектакль стоил того, что был показан. И если хотя бы одна из предложенных автором игр найдет своих поклонников (на что он очень надеется), то это будет означать, что его труд оказался не напрасным.